Can not write file
Санкт-Петербург на карманных календарях   >   Креатив   >   Исскуство   >   О байдарке, бруснике, Белом море и Белых ночах
О байдарке, бруснике, Белом море и Белых ночах
Санкт-Петербург - Исскуство
09.11.2011 20:48

Здесь - немного меньше трех недель Приполярной Северной Карелии, пройденной в этом августе мною - вот уже 25 лет как израильтяниом, гидом, историком, преподавателем, любителем Государыни-Пустыни и Кипрских гор, Эйлатских гранитов и морошки на северных болотах. Всем друзьям, желавшим мне похода без приключений, отвечу фразой из анекдота:"Не дождетесь!". Я не люблю пресных блюд, хотя стараюсь и не переперчить.И на этот раз: Тишина и Буря, сладкая лень на Солнышке - и рвущиеся от натуги мышцы, мягкая теплынь северного дня и мокрая холодная морось - все это было частью меня и того, что вокруг. А еще- было ЗДОРОВО! И много хороших людей. В середине похода сдохла карточка у фотика (на счастье, дома удалось вытащить из нее снятые кадры)- поэтому старался компенсировать потерю усиленной писаниной в дневнике, который и начинаю публиковать на суд читателей. Все написано он-лайн, сразу после событий. Ни разу не ложился спать или не ужинал, не выполнив долга перед блокнотом. Как я когда-то писал в своих "Избранных местах из переписки с друзьями" (rjews.net/gazeta/ezer1.html : "Не "ищите в них откровений, особой силы духа или рецептов. В них просто кусочек жизни."
Слово тебе, Дневник:


День Первый
В Куземе вышел из поезда в 1-55 ночи. Перед выходом прошел короткий ливень. Так странно было видеть быстро впитывающиеся лужи на до боли знакомом еще из прошлого – дорог Каргополья , лесов Привыборжья - песке, вдыхать запах травы и ночного тумана, запах серого неба, все никак не решившего, что ему стоит – потемнеть и вздремнуть еще часок в тяжелых мягких тучах на горизонте или умыть облака приближающимся, но все еще спрятанном в них рассветом. В поезде проболтал вечер с морячком с краболова, едущим в Мурманск с Украины, на сезонный заработок – ловить японских крабов, хорошо прижившихся в Белом море. В одном отсеке со мной был и инженер-физик из Баумановки, читающий книжку про Бердяева и до сих пор ошеломленный открывшимся ему, после перестройки, большим миром , о существовании которого слышал только краем уха… Он ехал, таща с собой «Таймень», на Энгозеро. Уже стоя в тамбуре, поболтал с занявшей тамбур соседнего вагона и переход между ними группой из троих взрослых и пары детей с байдами , тоже вылезавшими в Куземе и едущими оттуда на саму речку Кузему, т в ее верховья , а потом – в Белое море к Воньговской губе. Все попутчики очень с интересом реагировали на слово «Израиль», расспрашивали, желали успехов, брали визитки. На платформе помогли взвалить мне на шею, поверх рюкзака, тюк с байдаркой и повесить на грудь второй рюкзак с едой и прочим…до речки Березовка было 2 км. по грунтовке.

Да, Ньютон был прав – это я ощутил уже с первых шагов…особенно мешал грудной рюкзак, упиравшийся в подбородок и постоянно сползавший с плеч своими лямками ….Пройдя поселок, понял – не сдюжу…спрятал его в кустах у дороги …и тут же вспомнил анекдот про еврея и козу – стало так хорошо…всего лишь с двумя тюками вместо трех… Момента рассвета не заметил, просто стало более светло-серо… быстро допер барахло, свалил его справа от дороги у моста через Березовку в ошеломляюще пахнувшем мокрой травой, хвоей, мхом и ошеломляюще быстро напитавшим этой мокротой мои штаны и рубаху лесу …и рванул назад, за вторым рюкзаком.

Найдя местечко у берега без осколков бутылок местных аборигенов начал надувать «Брусничку» …и тут понял, что такое мартышкин : «лягуха» сипела, фырчала, залипала, патрубок шланга , с которого была почему –то почти под корень срезана муфта с резьбой для «клапанного» входа камер и ничем не заменена, норовил каждые пяток качаний вывалиться из входного шланга самой камеры….вдувавшиеся порции воздуха ничуть не меняли конфигурации байды….К тому же у насоса не было обратного клапана, и при малейшей задержке следующего нажима не него, только что закачанный воздух пер назад. Пришлось начать дуть ртом …Что хотелось при этом сказать, думаю, понятно. Постепенно, то «лягухой», то легкими, с помощью некоей матери, отца, дедушек и бабушек создателей насоса и самой байды, и самых экзотических вариантов использования их анатомии, удалось придать байдарке определенные очертания, правда, весьма далекие от симметрии (камеры справа и слева надуваются порознь и между ними нет перепускного клапана …)

Тем временем дело было к открытию сельпо в поселке – побежал туда снова…по дороге назад уже смог остановиться у сосенок с набрякшими каплями ночного дождя на крепеньких побегах, у последней малиновости уже отцветавшего иван-чая…и сказать им «Здравствуйте, вот я и снова пришел…», ощутить ладонью приятную колючесть сосновых игл и растереть между пальцев смолистый ладан…
Черники в ящиках в сельпо (купить ее нельзя- это часть оптовой сдачи в потребкооперации) было гораздо меньше, чем в прошлом году – жалуются на жаркое лето (отчасти это правда, но дело еще и в хищническом сборе зубастыми «грабками» , при котором ломаются ветки, срывается листва …вокруг поселка почти все кусты – полуголые….а ведь черника это не трава, а полукустарник, восстановление идет медленно. Голубику так собирать нельзя - раздавится – и поэтому ее много). Обалдел, взглянув на заготовительные цены – кило сушеной (!!!) черники – 150 рублей - 5 долларов. Вспомнилась продажа Манхэттена. Ягоды тут (особенно в заброшенных деревнях типа Поньгомы – главная валюта и источник существования аборигенов… там видел покупку еды и водки «под запись» у постоянных клиентов в счет будущих ведер черники.. эдакий псевдо- Колондайк ). Продуктов набрал много (перебор, но остановиться трудно).

Вернулся, помаялся еще с байдой, а к 11 утра снова сбегал в местный хозларек и еще один магазин, частный, за закупками: клей «Момент», веревки, шестилитровые емкости с водой (купил три штуки) - прошлогодний опыт по цежению старой дождевой воды из луж на граните и в бочажках на островах сыграл свою роль…теперь я уже был поумнее…а в байде еще стояла армейская израильская 12 литровая канистра и мешок – мех для кэмпиногового душа на 15 литров, залитые уже из самой речки. Такие количества ( я ими загрузил нос и место переднего гребца) нужны были и как балласт в огромной 5,5 метровой байдарке. Прихватил и литра 3 квасу – хватило на неделю пить в процессе гребли…незабываемый кайф…как и сушки с незабвенными «барбарисками». Там же купил шампунь, мыло, два блокнота для летописи…
Притащив все это, понял что проворонил прилив …и передо мою очаровательная перспектива, как минимум, шестичасовой (а в реалиях этой речушки – всех 8 -9 часов) полной задницы. Попытка провести байду накрылась медным тазом. Даже без меня она лежала на камнях, кроме того мели чередовались с бочагами по колено, по пояс , потом- снова завалами камней, и, что ужаснее всего, какими –то кусками бетона и арматуры от мостика…
Первая же моя попытка сесть в лодку привела к тому, что она перегнулась на месте моей попы, и оная аккуратно опустилась до уровня воды, а потом и ниже … Насчет ощущений лебедя в пруду порутчик Ржевский был прав! Пришлось распирать байду упаковками, подбирать точки размещения груза, устраивать насест сзади, снова и снова ее поддувать.
С ненастного неба слегка дождил Отец-Зевс (именно так по- древне-гречески), иногда пробуждаясь и дождя уже не слегка …Кое –как дотащился до высокого островка, в отлив соединенного с правым берегом, оставил байду у непроходимой протоки и решил поиграть , по Беккету, в «Ожидание Годо». Для пьесы было все необходимое – мокрые носки и сапоги, воняющая брезентушка, дерево и тоска… Распаковывать мешки с сухим было лень , да и бессмысленно. Время тянулось, как медленный полет мокрого комара.
На островке росли густые ели, чудесно защищавшие от дождя, впрочем – в Израиле они бы не помогли, но тут все капало довольно скромно…Из сухих еловых веточек и бересты развел костерок, подкинул полусырые обломки, подложил под себя спасжилет, снял сапоги, сделал из них подголовник, закутал ноги в желтую израильскую дождевую накидку из ПВХ и прикорнул у костерка, отгонявшего тихих, как дождик, но достаточно общительных комаров…Съел копченого сыра из сельпо и местного хлебушка, выпил лимонадику…постепенно стала приходить тишина и останавливаться Время, переходившее от суетливых секунд к отсчету медлительных капель на ветках, падавших мне на лицо. Все-таки было грустно: ягод на берегу не нашел, грибов – тоже… или - цивилизация под боком… или - неужто так везде? Вспоминался Бредбери про дождь на Венере, который никогда не кончался….завтра было туманнее сегодня, а о послезавтра не хотелось и думать… Тянуло в сон, просыпался, чтобы найти еще веточек, снова ложился, передвигался поглубже под ветки, перетаскивал костерок …а вода все не прибывала
…Накрылся желтой накидкой целиком, вытянув голые ноги к уголькам и положив их на гнилое бревнышко, и заснул, часа на 2. Проснувшись, понял, что невидимая пока Луна ослабила свои объятия – вода пошла! Было часов 6 -7 вечера. Быстро поплыл к выходному мысу, на котором был в прошлом году. Там разгрузил байду, стал ставить лагерь, разжигать костер…мир сразу стал иным … На этом месте к берегу подходит 4-х километровая тропа на станцию, местные жители отсюда организуют подброску байдарок на машинах , на которых можно подъехать недалеко от тропы по дороге Поньгома - Кузема, посему оно является стартом и финишем многих путешественников, что я ощутил очень скоро.
Вскоре на берег выгрузилась милая компания на 2-х байдарках из Москвы: семья с мальчиком 11 лет и их приятель. Мужики понесли барахло на станцию, а мальчика с мамой я пригласил к своему костру на чаек с сушками и байки про лошадь Ливнат, Эйлатские горы и походы на Воньгу в 70-х годах… Было так чудесно: женщина оказалась фармацевтом – это выяснилось в ходе бесед о том, что тут растет и съедается…перешли на мою мандрагору , фитогормоны, Израиль, пустыню…мама объясняла мальчику, откуда этот дядя, и как там здорово… Мужики вернулись, перед уходом мне подарили хорошие подробные цветные карты, извиняясь, что они - только до Воньги (они пришли оттуда) и бутылку чудной водки «Зимняя Дорога» завода "Кристалл". Они ее возили на случай конфликта с рыбнадзором на Воньге. Взяли пару визиток. Растворились в песке и зелени тропы. Как хорошо начинать с хороших людей! Не сломаться в кутерьме и абсурде постсоветского периода - это показатель сильной и доброй души. Огромное им спасибо. Если прочитают эти строчки – буду рад получить весточку. Низкий поклон!

День закончил харчо с цыпленком и чаем с брусничным листом. Пришли отлив, закат, тишина …правда, с далекого острова Охлебиха доносились громкие хоры, заставившие бы завидовать постановщиков античных трагедий …народ гулял …Сон пришел тихо, как морось дождя. День первый. Первая ночь.
================================================
День Второй

5 -08
Проспал до 10 утра. Наконец-то спало напряжение. Все стало на свои места – «прочен мир и не поколеблется», прав был Псалмопевец. Те же отливы и приливы, та же каменистая серповидная коса, исчезающая в прилив, даже тот же очаг для костра из гранитных каменюг. И те же высохшие щучьи головы, прибитые к сосне, скалят свои зубищи - акулы из «Челюстей» отдыхают. Знай наших!
Весь день раскладывал вещи и продукты – целый склад. Самое главное - помнить, где что лежит. Клеил дырки и потертости в старых «гермиках» из серебрянки – еще 70-х годов, привезенных в Израиль и вернувшихся «на круги своя». Паковал в мусорные мешки все, что могло промокнуть (на гермики не было большой надежды, но они защищали бы вещи в легко рвущихся без чехла мешках ). Ягод вокруг не нашел, впрочем, далеко и не отходил. Много сыроежек.
Часов после 6 вечера на старт. Байду никак не надуть как следует. Разобрал лягуху – оказалось, что там не на месте пробита дырка в клапане, в которую входит ось его крепления, поэтому он перекошен и почти не качает, воздух идет мимо трубки… Начел искать тонкую эластичную резину в мусоре , покрывающему место разгрузки групп туристов, была только резина от сапог…На мое счастье прикатили два катамарана , поболтал с их седоками, ребята из Москвы, снова вопросы про Израиль…сказали, что у них есть и лягуха и мех для надувки, распотрошили свою лягушку, дали мне ее клапан! Всех им благ! Бракованный я пристроил, примотав прямо на патрубок, как лепесток – получилось еще что-то вроде обратного клапана, стало возможно надувать …

Было чудесное вечернее солнце, золото его лучей окутывало весь мир вокруг, грело, ласкало, вызолачивало, оттеняло все остальные цвета…зеленое становилось «хрисопрасио» , как сказал бы грек – «зеленозолотым»…, и само золото все повышало свою пробу, становясь червоным…. помирать в такое время, наверное, хорошо!. Только собрался отплывать – и вдруг в губу поперла целая флотилия (9 байд, 18 человек!) вчерашних хористов с Охлебихи – народ аж из самого Череповца, часть из них из клуба бардовской песни…Они созвонились по мобилке с местным перевозчиком, но что-то спуталось в точке встречи, он им бубнил про к-то цистерны на дороге (где это? Хрен его знает…)…пара мужиков пошла на поиски по тропе … Несколько человек несли на своем челе явную печать излишнего употребления горячительного (оказалася - спирт на чернике …эстеты ) вчерашней ночью…я поднес страдальцу кружку квасу и пару пробок водки …Было оценено… Через пять минут получил в руки одну из их гитар и пел им «Солнышко лесное» на иврите, а потом Окуджаву и «Мурку» на нем же, снимали на видео. Попросили что-нибудь старенькое, свое- спел про Мангуп , и про минарет в Хушние. Рассказал немного про 73 год на Голанах. Минут через 20 пришел дуэт, а потом и трио, разучивавшие в походе «Монолог Иуды» Мищука - это, вместе с пробкой «Дербента» было подано специально для меня, подарком. Услышав про название, я было насторожился, но в глазах исполнителей подвоха не увидел – и не ошибся. Песня была сильной и умной. Пели здорово. А я ответил им, как коммент к песне, небольшой лекцией про гностический подход к Иисусу и рассказ Леонида Андреева «Иуда Искариот». Народ проникся уважением, слушали внимательно и с интересом. Дал 3 визитки. Уговаривали посидеть с ними допоздна, обещая и уху и согревательное…Очень хотелось, но понимал, что тогда не уеду вообще… «У вас слишком богатые погреба, Румата…»

Вздохнув, влез в лодку . Очень быстро пересек пролив, миновал Горелый остров, на котором ночевал в прошлом году …и вот уже и изба на Охлебихе…оранжевеет рябина, не потускнели буквы Шин- Далет- Йуд на косяке двери, вырезанные мною в прошлом году, вместо мезузы. Изба, на этот раз, была удивительно чистой, на столике много оставленного (сахар, соль, крупа, несколько «Сливочных коровок»). Сварил супчику с курицей. Сунул в рот ягоду с рябинового куста – вкус прошлого года. Время потихоньку возвращалось… Тишина.
Воевал с отливом, оттаскивая байду все дальше, чтобы утром не мучаться , снимая ее с камней… На нарах лежали матрац и ватное одеяло. Накрыл их полотнищем серебрянки, бывшем у меня, как простыней…на них и буду спать. Пришел закат, золото стало малиновым, потом сиреневым. Наглядное пособие по металловедению – цвета побежалости… Снимал их … Жаль, что нельзя записать тишину …как у Дьяченко в «Вита Ностра» на диске для будущих Воплотителей. Наверное, она тоже бывает разной , в ней спрятаны разные «не-звуки», «не-голоса», разная глубина небытия звуков. Ведь Небытие существует не менее вещно, чем Бытие. Впрочем, иногда , в этот густой кисель несуществования врывались резкие крики чаек…еще больше оттеняя До и После этого крика. Выпил грамм 30 водки, сушил хлеб у костра.
Дом был пуст, обитавшая в нем в прошлом году Серая Прозрачная Женщина, через которую просвечивали стены и ночное окно, не приходила…кусочек моей души, который она, по ее словам, тогда, взяла для этого Дома, чтобы ему не было так одиноко зимой, голоса не подавал… неужто спугнул его и ее буквами на мезузе? Жаль если это так… Было очень спокойно, по-домашнему, как будто бы вернулся, прикрыв дверь всего на часок, сбегав посмотреть сети или дрова нарубить… А м.б. это именно потому, что Кусочек души поселился тут навечно в подгнивших старых бревнах? И только с ним я могу быть до конца цельным, собою самим…ощутить, что я – часть гранитов и потемневшего от сажи потолка, ржавых гвоздей и тишины за окном, рябиновых бус , и прячущейся в темноте сиреневости вереска, дыхания моря и приходящей короткой Белой Ночи…и сонного посапывания еще дремлющего Расвета? Благословен Ты, Господь, Приводящий Вечера.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Сейчас на сайте

Сейчас 732 гостей онлайн
English French German Italian Russian Swedish
Ulti Clocks content

Для клиентов



Какие вам нравятся календари
 
Ваш любимый день недели
 

Духовность
Санкт-Петербург на карманных календарях -экспозиция карманных календарей с видами Петербурга и его пригородов
О байдарке, бруснике, Белом море и Белых ночах
Copyrigiht © 2009-2011