Can not write file
Гуд бай, Сталин?
Санкт-Петербург - Критика
09.11.2011 15:08

Наибольшее внимание журналистов привлекла идея запрета для госслужащих отрицать или оправдывать преступления тоталитарного режима, а также вечные темы переименования улиц и перезахоронения тела Ленина. Но наряду с этими радикальными решениями программа предлагает ряд абсолютно понятных и необходимых мер. Первейшие из них – социальная поддержка репрессированных, рассекречивание документов, упрощение доступа к архивам, продолжение работы над книгами памяти и создание единой базы данных в Интернете.

Государство должно широко поддерживать и финансировать розыск мест захоронения жертв репрессий, сооружение памятников, мемориальных кладбищ и больших музейных комплексов, посвященных жертвам тоталитаризма. В программе упоминается концепция музейно-мемориального комплекса в Ковалевском лесу под Санкт-Петербургом, подготовленная рабочей группой под руководством Михаила Пиотровского и одобренная питерским правительством в 2010 году.



Проблема десталинизации России актуальна именно сейчас. Ползучая реабилитация Сталина и сталинизма прошла достаточно эффективно и незаметно. Жажда «сильной руки», «наведения порядка» и «закручивания гаек» неизбежно воскресила в общественном сознании миф об «отце народов». А постоянно подогреваемая ностальгия по СССР и советскому строю только упрочила моду на Сталина, коммунизм и вождизм. Тем более что нынешняя тотальная коррупция, чиновничий произвол, вопиющее социальное неравенство добавляют популярности этой мифической альтернативе современной действительности.

Многих обеспокоили события на Манежной площади. Но вовсе не националисты являются главной опасностью для современной России. Наибольшую угрозу для нашей страны представляет собой именно неосталинизм во всех своих проявлениях. Он, как и в 1930-е годы, круто замешан на ксенофобии, шпиономании, поиске внешних и внутренних врагов, культе насилия. Эта идеология в отличие от неонацизма в Европе чувствует себя в России достаточно комфортно и уверенно. Неосталинисты представляют собой большую силу, способную обеспечить победу на выборах самому зловещему персонажу.

Число сторонников Сталина растет угрожающими темпами. Регулярно мы получаем шокирующие данные социологических и телевизионных опросов. В марте 2011 года программа «Открытая студия» на «Пятом канале» задала телезрителям вопрос: «Кто для вас Сталин?». Двухчасовое голосование дало следующие результаты: «великий вождь» – 71,5%, «наша история» – 17,7%, «кровавый палач» – 10,9%. Конечно, это не репрезентативный опрос, но он все же о многом говорит.

Тезис «Сталин – это наша история, а историю надо уважать» уже однажды послужил основой для частичной реабилитации «отца народов» в брежневские времена. Этого тезиса придерживаются многие «мягкие», латентные сталинисты, в том числе госчиновники. Мол, перегибы во внутренней политике не украшают Сталина, но для страны он сделал много, прежде всего во время Великой Отечественной войны.

Предлагаемый запрет для госслужащих на отрицание или оправдание массовых репрессий, безусловно, необходим. Причем желательно распространить его и на тех, кто занимает руководящие посты в парламентах всех уровней. Неосталинисты уже начали оспаривать эту идею, используя вполне либеральный аргумент о нарушении прав человека.

Преуменьшение масштабов репрессий – очень модный тренд как в «исторических» исследованиях, так и в публицистике. «Не так уж и много расстреляли», «При Ежове сажали, а при Берии выпускали», «Подписи Сталина на расстрельных документах нет», «Сталин истреблял большевиков-евреев и правильно делал» и т. п. – вот набор «интеллектуального» неосталинизма, с легкостью жонглирующего цифрами и документами.
Авторы программы правы как минимум в одном: никакая модернизация современной России невозможна, пока Лаврентию Берия изо дня в день лепят имидж выдающегося «инноватора» и «модернизатора», а Сталина называют «эффективным менеджером».

Главный акцент авторы программы предлагают сделать «не на обвинении тех из наших предков, кто творил геноцид, разрушение веры и морали, а на почтении и увековечении памяти жертв режима». Но это выглядит слишком наивно. В условиях когда зачастую отрицается сам факт репрессий, не получится спокойно заниматься даже увековечением памяти жертв режима. О более радикальных мерах и говорить не приходится.

Чтобы запустить процесс десталинизации страны, власти необходимо принять очень непростое волевое политическое решение. Но сделать это особенно трудно в преддверии выборов. Однако Россия не имеет будущего, если не вынуть из государства сталинский стержень.

Предлагается признать преступными деяния тоталитарного режима, причем в форме официальной декларации, указами президента, федеральным законом, решением Конституционного суда. Но, как показывает опыт перестройки, политические декларации и даже законы, посвященные репрессиям, ничего не дают. Разработчики программы предлагают чисто юридический путь: квалифицировать преступные деяния режима в соответствии с нормами права, признавать в суде незаконными конкретные решения, повлекшие за собой массовые репрессии.

Главная проблема заключается в том, что многие россияне так и не понимают всего ужаса преступлений большевизма и сталинизма. Об осознании исторической вины не приходится и говорить. «Социального заказа» на десталинизацию в обществе сейчас просто нет, скорее – наоборот. Можно принять любые программы по «примирению», установить сколько угодно памятников жертвам террора и создать самые правдивые учебники по истории. Но если массы так сильно жаждут нового Сталина, а государство не понимает всей опасности таких настроений, то нет никакой гарантии, что массовые репрессии не повторятся вновь.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Сейчас на сайте

Сейчас 1619 гостей онлайн
English French German Italian Russian Swedish
Ulti Clocks content

Для клиентов



Какие вам нравятся календари
 
Ваш любимый день недели
 

Духовность
Санкт-Петербург на карманных календарях -экспозиция карманных календарей с видами Петербурга и его пригородов
Гуд бай, Сталин?
Copyrigiht © 2009-2011