Can not write file
«Винета»
Санкт-Петербург - Маркетинг
09.11.2011 14:30

По воспоминаниям корелы, ижоры и веси, Санкт-Петербург основался так: пришел царь Пётра со своими русскими к устью Невы-реки и говорит: „Тут вот и ставьте город, дети! А я тем часом фрегатную учну строить корабель — двадцать восемь пушек, три мачты, а имя ей нареченное „От немцы и ляхы потопленный достославный святый град Винета“. Как у меня срубится собственноручная та корабель готова, так чтоб и у вас Санктпитербурьх-город весь целиком был. А коли не будет…“ — и погрозился из-под полы топором.
Царские люди сморгнули на хорошо знакомый топор и ну давай строить. Но горе: сваи единой не могут забить, ни положить единого камня: всё усасывает ингерманландская топь, знай только чмокает и ветры спускает. Петр разогнулся от готового корабля — двадцать восемь пушек, три мачты, а нареченное ему имя „От немцы и ляхы потопленный достославный святый град Винета“ — ан Петербурга и нет никакого, и даже Московского вокзала не видать, и Гостиного двора то же самое. Все ровно как было: убогие приюты чухонцев, и скалы-валуны, и блатные болота, и лес. „Ничего не умеете, блядины дети! — огорчился царь. — Всё должен сам, в Бога, душу, мать и двенадцать апостолов!..“ — и еще 209 слов Большого Государева Загиба. Отсказав, государь толкнул в воздух множество скал и стволов и из этого, в низком небе парящего матерьяла, выстроил у себя на ладони весь Петербург целиком — с площадями и улицами, с церквями, синагогой и мечетью, с длинной низкой крепостью под золотым шпилем и Адмиралтейством под золотым шпицем, с кладбищами и дворцами, в том числе универмагами и станциями метрополитена (те, когда Советской власти понадобились, она их в подземельях отрыла). Потом спустил город наземь, и тот встал, как игрушечка.


В известном смысле Петербург так и остался небесным островом — всё и висит над землей и водой, чуть-чуть не касается. Чуть-чуть — означает: на толщину царевой ладони. Чужим редко когда заметен этот зазор — небо в наших широтах низкое, очень низкое, ниже моря. Петербург — своего рода остров Лапута, не держали бы его несчетные якоря, давно бы уже улетел. Но якоря — в не знающих расслабленья руках: покачиваясь, стоят на дне мертвецы и тянут чугунные цепи.
Петр называл выстроенный им на ладони город по-домашнему: „мой Парадиз“. Простой петербургский человек, рожденный сюда как бы авансом, ни за что ни про что, безо всяких со своей стороны на это заслуг, всегда отчасти смущен и постоянно слегка неуверен — а достоин ли он незаслуженной чести, а законна ли его прописка в Раю? Голова у него легонечко кружится — от незаметного покачивания воздушного корабля; глаза немного болят — от дрожащего блеска выпуклых рек, от ртутного мерцания облаков и от едкого золота шпилей. Он знает: не для него были поставлены эти дворцы и разбиты сады с дорожками — не для него, а для каких-то высших существ, может быть, даже и ангелов. И в жизни петербургского человека наступает рано или поздно тот час, когда, больше не в силах жить на чужой счет, он отрывается — ведь и сам он, точно шарик, наполнен щекочущим газом. Как ни вьется веревочка, привязана к одной из копьеносных оград, но петелька сама собою постепенно развязывается — и отвязывается, и соскальзывает с заплывшей диким чугуном крестовины. И бедный шарик уносит — в Москву или Гамбург, в Венецию или Нью-Йорк, в простые беззазорно стоящие на земле (ну пускай на воде) города — а те уж польщены будут, и благодарны, и счастливы, коли петербургский человек сойдет в них пожить. Для них — мы ангелы…
…можно считать показанным нами, что в соответствии с реконструкцией этого западнославянского и балтского пророчества Китеж подымется со дна озера Светлояр, то есь Винета, город-кит, — со дна Балтийского моря, или же Небесная Винета, невидимо странствующая над Балтикой (под Платом Пречистой, согласно оправославленному преданию) вынырнет из облаков и опустится на острова Дельты. Наденется на нее, как перчатка на руку! Вот тогда мы и узнаем, где она располагалась на самом деле — на полуострове Барт, на острове Рюген или же в районе Свинемюнде, сегодняшнего польского Свиноустья? А может, и так: Винета странствует под землею, по тайным подземным рекам и озерам, как хрустальный, горящий тысячью огней тысячемачтовый и тысячепалубный корабль, и однажды встанет из-под разомкнувшейся земли, звеня колоколами и сияя куполами! — в совершенно неожиданном месте, где ее застигнет час — может быть, даже на островах Курильской гряды, где хонорика разводят! но скорее, конечно, поближе к нашему побережью. Горячо повеет свежевыпеченным хлебом — мотив хлеба постоянно возникает и в русских, и в германских преданиях, — запахнет соленым ветром и йодом…
…таким образом, парным, или, лучше сказать, оборотным, или, еще лучше сказать, соединенным с ним по принципу ленты Мёбиуса для реконструированного в нашей работе винетско-китежского мифа является миф Петербурга.
Собственно, мы даже можем сказать, что в конечном итоге Петербург — это и есть Винета, а Винета есть Петербург…

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Сейчас на сайте

Сейчас 1531 гостей онлайн
English French German Italian Russian Swedish
Ulti Clocks content

Для клиентов



Какие вам нравятся календари
 
Ваш любимый день недели
 

Духовность
Санкт-Петербург на карманных календарях -экспозиция карманных календарей с видами Петербурга и его пригородов
«Винета»
Copyrigiht © 2009-2011